Среда, 20.09.2017, 14:11
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » 2016 » Декабрь » 26 » КОНТАКТ
20:54
КОНТАКТ

Первое, что он ощутил после своего воскрешения, были человеческие голоса. Сознание его прояснилось, но ещё не настолько, чтобы он мог осознать своё Я. Лишь некоторое время спустя под мерное журчание тех же голосов он вспомнил, что он — Полынин Дмитрий Иванович, родившийся в деревне Красновка 13 мая 1947 года. Вспомнив дату рождения, он понял, что сейчас родился заново. Как это могло произойти, ещё не представлял. Память воспроизвела всё, что произошло до того момента, когда ИЛ-86 с тремястами пассажирами на высоте десять тысяч метров разлетелся на куски за час до ожидаемого приземления в Дели. Это случилось так внезапно, что никто из пассажиров не успел даже испугаться. Взрыв произошел где-то рядом с ним. Он ощутил, как невидимая сила безболезненно рванула во все стороны сразу его почти двухметровое тело, и на мгновение, как взрыв, сознание ослепила мысль: « Все, это конец.» Потом увидел, как вместе с обломками самолета к земле медленно, как бы паря на крыльях, летели кровавые части его тела. «Как жаль, — подумал он, — осталось еще совсем немного до приземления в аэропорту». Затем наступил мрак, и он не знает, сколько он длился.

Впрочем, он еще не прошел. Глаза его были закрыты, и он слышал человеческие голоса.

«Кто я? — снова подумал Полынин и зашевелил конечностями. Рука его потянулась к лицу и он, как и при первой своей жизни, ощутил губы, нос, глазные яблоки. Веки были очень тяжелыми, и ему не хотелось их открывать.

«Может быть это иллюзия, обман, что я снова человек и обладаю телом, может быть, вообще ничего нет кроме мрака и пустоты?» — едва успел подумать он, как давно известная истина озарила сознание: Если я мыслю, значит, я существую.

Он сделал еще одно усилие и открыл глаза.

Пространство, в котором он находился, было ограниченно помещением довольно просторных размеров, имевшем форму эллипсоида метров двенадцати в поперечнике. Он полулежал, утопая в мягком кресле с приятной меховой обивкой у самой стены, которая, как и пол, и потолок, были цвета матового мрамора. Источника света нигде не было видно, но все помещение заполнял мягкий свет, казалось, будто он лился из самих стен. Можно было подумать, что он находится в склепе, если бы не голоса, которые доносились из середины этого помещения.

В метрах десяти от него в таких же креслах, как и он, сидели три существа. Нет, он не может с полной уверенностью назвать их людьми. Единственное, что делало их похожими на разумных существ Земли, была одежда — все трое были облачены в плотно облегающие костюмы, наподобие комбинезонов серо-стального цвета, без застежек. Почти такого же цвета были их лица. Сидевший в самом ближнем к Полынину кресле, внешним видом очень напоминал Фантомаса в своей страшной маске, только голова его, совершенно без волос, была гораздо массивнее; казалось, что она не удержится на плечах и свалится. Глаза, вернее то, что напоминало глаза, были поставлены очень узко, непривычно большие, без ресниц, но с тяжелыми надбровными дугами и разрезом под углом примерно тридцать градусов к линии рта. Вместо носа надо ртом было небольшое утолщение. Рост субъекта в сидячем положении показался Полынину примерно одинаковым с ним. Двое других выглядели заметно мельче, однако их головы выглядели еще крупнее. «Головастики какие-то», — подумал он. «Головастики» тем временем продолжали свой разговор, смысл которого понемногу начал доходить до его сознания. Прежде всего, Полынин обнаружил, что не может различить, кому из говорящих принадлежит голос, поскольку их лица, совершенно бесстрастные, ничего не выражали, а губы оставались неподвижными, хотя он четко слышал голоса и различал их интонации.

Субъект, обладающий приятным бархатным баритоном, говорил больше всех.

— … наблюдается заметное снижение напряженности психоэнергетического поля. Вследствие политических перемен в восточном полушарии происходит более интенсивное перемещение населения внутри материков и между полушариями, в результате чего поляризация биосубстантной энергии значительно меньше. Контакты происходят на самых разных уровнях. Я думаю, что риск применения все уничтожающего оружия на планете сейчас меньше, чем когда-либо. Однако существует еще много локальных зон концентрации пси-энергии в, так называемых, закрытых государствах. Всплески и выбросы отрицательной энергии в космос наблюдаются в различных районах. Равномерному распределению биосубстантной энергии значительно препятствуют границы между государствами. Наибольшие всплески пси-энергии наблюдаются в местах межнациональных и межрегиональных конфликтов.

— Как эволюционирует биосубстанция в зависимости от состава атмосферы планеты? — послышался голос другого тембра.

— Об этом я хотел бы сказать несколько позже, а сейчас предлагаю посмотреть кое-что из земной жизни.

Из последней фразы Полынин сделал вывод, что находится среди гуманоидов, принадлежащих внеземной цивилизации, однако на каком свете и как он в него попал, все еще оставалось загадкой.

Сидящий в среднем кресле гуманоид сделал движение рукой, как бы залезая в карман своего комбинезона, и в руках его появился какой-то предмет, который из-за расстояния Полынин не мог разглядеть. Предмет, очевидно, оказался ни чем иным, как пультом дистанционного управления. Примерно посередине между Полыниным и гуманоидами вдруг возникло прозрачное шарообразное облачко, которое клубилось, как густой утренний туман. Середина облачка засветилась, и Полынин увидел знакомую картину. Перед ним была одна из улиц Пензы, где прошла почти половина его жизни.

У входа в вино — водочный магазин, на улице Московской, стояла выстроившаяся в длинную очередь толпа людей. Мужчины и женщины стояли в затылок друг другу, одни оживленно о чем-то спорили, другие нетерпеливо переминались с ноги на ногу. Полынину показалось, что многие лица, стоящих в очереди людей ему хорошо знакомы. За молодой женщиной, с глазами синее, чем пензенские небеса в самый ясный день, стоял невысокого роста небритый мужчина с потухшим взглядом, который вспыхивал, когда в дверях, протискиваясь сквозь осаждавшую толпу, появлялся с бутылками горячащей жидкости, очередной, осчастливленный покупатель. Полынин явно встречал этого парня, лет двадцати, в грубой, потрепанной одежде и резиновых сапогах, с высокими голенищами. Да, определенно, он даже говорил с ним, когда тот однажды подошел к нему у выхода из кафе неподалеку от того места, которое предстало в шарообразном облаке и попросил несколько монет на обед, ругая «ментов», испортивших ему жизнь. Полынин не знал, как правильно назвать то, что видел он и сидевшие напротив существа. Скорее это можно было назвать голографическим фильмом. Люди и предметы, окружавшие их, виделись в натуральных размерах и красках. Эффект присутствия был сравним с японским стереокино, которое ему довелось видеть несколько лет назад на всемирной выставке.

Гуманоид с пультом управления тем временем комментировал изображение:

— Это обычное зрелище почти для всего Восточного полушария. Они готовы стоять по много часов подряд, чтобы получить, хотя бы одну емкость этой жидкости.

 Странно, — раздался голос более низкого тона, очевидно принадлежащий самому высокому ростом, — зачем для этого создавать очереди? Неужели они не способны решить такую простую логическую задачу?

— Все дело в том, что жидкость, которую они покупают и употребляют внутрь, служит им горючим. Как вода для наших гравитаторов. С той разницей, что эта жидкость обладает отрицательной энергией для большинства из них. Под ее воздействием в организме нарушается химический и электрический гомеостазис, что в свою очередь ведет к изменению электрофизических процессов в нейроблоках управления. Субъект теряет ощущение реальности, испытывает состояние блаженного покоя, изменяется его личность.

— Понятно, со временем происходит изменение генетического кода и вырождение вида. Неужели они еще не осознали этого?

— Да, они находятся на том уровне сознания, который позволяет делать им такие выводы. То, что мы видели сейчас, как раз и есть неудачной попыткой борьбы с этим злом. Они вводят специальные законы и пытаются силой уберечь себя от пьянства, но пока что этого мало кому удалось достичь. С тех пор, как на планете побывали обитатели Адамира и оставили емкость с горючим для своих гравитаторов, может быть, не случайно, а специально, чтобы узнать, как земляне с ним поступят, они испробовав его, оказались в полной зависимости от сил Адамира. Со временем люди научились производить эту жидкость сами, а, может быть, снова им подсказали наши враги, но они употребляют ее все больше и больше. С употреблением спиртовых жидкостей связаны многие традиции и ритуалы. От пьянства иногда погибают целые семьи. Все меньше и меньше остается индивидуумов с нормальным генетическим кодом. Вряд ли они сумеют избавиться сами от этого опасного увлечения.

— Что ж, если не сумеют, их постигнет участь обитателей Октиданы.

— А, может быть, стоит вмешаться?

— Это мы еще посмотрим. Что там еще у вас?

Представившаяся на туманно-сизом шаре картина поразила Полынина еще больше, чем первая. Он будто оказался в большой комнате с зарешеченными окнами и плотно заставленной железными кроватями. На них в различных позах сидели и лежали около двадцати пяти мужчин. Полосатая одежда на них свидетельствовала, что это или заключенные, или пациенты клиники. Но могло быть и то и другое. Лица их поражали мрачным, тяжелым взглядом выразительных глаз, в которых смешались боль, печаль и тревога. Эти чувства струились из них, как испепеляющие лучи. Один из этих несчастных лежал, скрюченный судорогами, на тюфяке в узком проходе между кроватями, некоторые другие, как механические роботы, выхаживали из конца в конец по тому же узкому проходу. Возле двери двое верзил в белых халатах простынями фиксировали к кровати отчаянно сопротивляющегося юношу лет двадцати. Сильный удар одного из верзил по печени сопротивляющегося окончательно сломил его волю, и люди в белых халатах с наслаждением закончили умиротворение непокорного представителя своего рода.

— Перед вами, так называемый сумасшедший дом, или лечебница для душевнобольных, — начал комментировать гуманоид.

— Это еще что такое? — спросил второй.

— В таких заведениях они приводят в норму или просто держат в изоляции индивидуумов, у которых мышление или поведение имеет отклонение от нормы.

— От нормы? Это интересно. И что же они принимают за норму?

— Я очень старался это уяснить, но мне еще непонятна до конца их логика. По-моему, их сознание еще находится под сильным влиянием Адамира. Лет четыреста назад они сжигали на кострах людей с сильной энергетикой, которых называли ведьмами, колдунами, слугами дьявола. Они не подозревали, что, будучи вовлеченными, в тайную игру черных сил Адамира, сами выступают в роли слуг Дьявола, уничтожая самых сильных и талантливых представителей своего рода, а вместе с ними и свой генофонд. После того, как мы поставили вокруг планеты свое защитное поле, влияние Адамира значительно уменьшилось, и началась эволюция сознания. Нормой мышления и поведения у них считается то, что характерно для большинства. А оно, в свою очередь, в каждом государстве сильно зависит от того, кто стоит на вершине пирамиды власти, и на кого работают средства массовой информации. Поскольку в обществе преобладают субъекты со средним уровнем мышления, то всякое проявление нестандартного мышления вызывает непонимание, и считается отклонением от нормы. Безликость, серость и бездарность у них властвует над индивидуальностью и талантом — это закономерность их бытия. Как правило, всякое проявление индивидуальности вызывает жестокое сопротивление субъектов с более низким уровнем мышления. Если в обществе людей все веселые и довольные, а один из них печальный и угрюмый, или, наоборот, все грустные и печальные, а один смеется и не лишен юмора, то такой человек признается странным и ненормальным. Мало кого интересует, что чувствует и переживает этот человек. Ему навешивают ярлык, и он становится изгоем. Достаточно улыбнуться самому себе или прошептать вслух молитву, чтобы окружающие посчитали вас ненормальным. Всякое оригинальное мышление, непонятная большинству логика, объявляется патологией и подлежит излечению. Они могут годами уничтожать друг друга в кровопролитных войнах из-за одной лишь мысли, идеи, которую не разделяют другие.

— Среди этих несчастных, — продолжал гуманоид, — есть люди, действительно нуждающиеся в помощи врачевателя, но страдающие из-за несправедливого и нечеловеческого обращения. Многие из них своей болезнью чаще всего обязаны тем, кто их сюда поместил или врачам-специалистам, внушившим им чувство собственной неполноценности. Если бы этих людей избавить от насилия других, устранить причины, вызвавшие душевный дискомфорт, то все их проблемы решились бы сами собой.

Великан оторвал взгляд от спектакля в облаке-шаре и повернул голову к сидящему с ним по левую сторону гуманоиду.

— В чем же причина такого убожества, где мы ошиблись?

— По-моему, говоря их словами, собака зарыта в ограниченной логике, которая всегда имела узкие рамки, находясь между двумя критериями: да и нет. Если «да» не «нет», а «нет» не «да», то истина всегда находится между этими критериями, рассуждают они. Такой путь поиска истины для них кажется самым коротким, а на самом деле — самый длинный, так как приводит к многочисленным заблуждениям. Они все ориентируются на какого-то усредненного индивидуума, в то время как каждый из них — неповторимая личность со своей единственной комбинацией наследственных и приобретенных качеств.

— Значит, зря мы старались, наделяя их души зернами добра и передавая им наставления через своих посланников?

— К сожалению, наша информация, которую мы передаем различным аборигенам, в большинстве случаев оказывается заблокированной Адамиром. В различных местах планеты наши челноки наблюдали мощный информационный луч, пронизывающий защитный экран, как копье принизывает шкуру молодого олененка. Поэтому неудивительно, что вся наша информация, попадая через контакторов в земные средства информации, вскоре превращалась в прах. Им абсолютно безразлично, что блокирование информации ведет к деградации общества и грозит биоэнергетическим взрывом. Нам до сих пор не удалось разблокировать закон сохранения информации, и они едва подозревают, что чем больше скорость прохождения информации, тем быстрее они приближаются к истине, а отсутствие таковой всегда ведет в тупик. В последнее время мы добились некоторых успехов благодаря дублированию, кроме того, воздействуем на тех же субъектов, что и Адамир своим информационным лучом. Не все из них выдерживают такой контраст, многие от переживаний выходят их строя, после чего приходится корректировать их души.

Полынин поежился от этих слов. Он понял, что значит: «выходят из строя» и «приходится корректировать их души». Не иначе, как он находился на небе, где решаются судьбы людей. Тем временем гуманоид, который был в роли слушателя, не переставал интересоваться земной жизнью.

— Вы пробовали войти в контакт со специалистами-врачевателями? Кто их контролирует?

— Практически никто. Это невозможно, поскольку психику они пока что не могут измерить и потрогать, а их теории о заболеваниях души еще и сейчас в некоторых государствах хранятся под строжайшим секретом и доступным только специалистам. Поскольку общий уровень их знаний, науки и техники недостаточен для того, чтобы увидеть механизмы изменения сознания и регулирования психоэнергии, то они в одних случаях часто ошибаются, а в других просто злоупотребляют своей наукой. Что касается моего контакта со специалистами, то это сделать было легче всего. Для этого нужно было всего лишь принять облик обитателя Земли и обратиться в соответствующую клинику. Юноша, которого вы видели привязанным к своему лежбищу — это я. Поскольку я отвечал на вопросы специалиста раньше, чем звучал его вопрос, то он очень легко квалифицировал мое состояние как гиперактивность, после чего последовало лечение по специальной методике, начало которого вы видели. Впрочем, этот момент стоит того, чтобы мы с вами его посмотрели.

Между ними и Полыниным появилось изображение кабинета, в котором, за небольшим столом, сидел крепкий коренастый, голубоглазый мужчина с рыжими курчавыми волосами и с такими же рыжими бровями и ресницами. На нем был белый халат, из-под которого выглядывала светлая сорочка с галстуком, напротив него Полынин увидел знакомого юношу из больничной палаты.

Человек в белом халате задавал вопросы и быстро писал.

— Фамилия, имя, отчество, год рождения, где работаете?

Пациент отвечал без пауз быстро, почти молниеносно.

— На что жалуетесь?

— Вообще-то ни на что, мне просто нужно с вами познакомиться.

Врач перестал писать и посмотрел внимательно на пациента.

— Так, ещё на что?

— Я же говорю — ни на что…

— Сон?

— Нормальный.

— Нормальный.

— Головные боли?

— Понятия не имею.

— Вы считаете себя…

— Никак нет, я самый заурядный человек, это вы думаете, что я гений.

— Странно, странно. Значит, ничего вас не беспокоит, и вы чувствуете себя вполне нормально?

— Конечно, доктор, вы что, считаете меня сумасшедшим?

— Вот видите, а говорите, что ничего вас не беспокоит.

— Доктор, я явился к вам из другого мира. Вы мне не верите? Я инопланетянин.

— Ничего, ничего. Это бывает. Сейчас вас отведут в палату на коечку, вы несколько дней отдохнете у нас, поправитесь, и все пройдет.

— А можно задать вам один вопрос?

— Пожалуйста. Что вас беспокоит?

— Доктор, а вы считаете себя… сумасшедшим, ненормальным?

— Вы что, с ума сошли?!

— Вот видите, и вы не считаете себя таковым, значит вы тоже больной человек.

Доктор привстал из-за стола и начал суетливо шарить по карманам халата.

— А это вы напрасно, доктор, последнюю таблетку тазепама вы выпили еще утром, не ищите. Вам бы сейчас десятиминутный сеанс у хорошего гипнолога, расслабиться и все в порядке. Хотите, я сниму ваш страх?

— Какой там гипнолог? — суетился он, — лучшего гипнолога, чем я не найдешь во всей округе на тысячу километров.

— Зря вы так, доктор. Снять нервное возбуждение может любой человек, которому вы доверите свою душу.

— Санитар! Где же вы, наконец? — обратился он к вошедшему пожилому мужчине в халате, — отправьте его поскорее в отделение.

— Должен сказать, — продолжал гуманоид-лазутчик комментировать видеоизображения, — что среди специалистов попадаются знающие индивидуумы. Многие из них могут предугадать ваши действия. У них есть своя система, позволяющая слышать мысли своего пациента. Уйти из такого заведения по своему желанию не может никто. Мне довольно легко удалось поладить с этими двумя великанами, Настроившись на волну каждого из них, я послал им мысль, что за свое зло им придется расплачиваться. Вот видите, как они сразу сникли, от их агрессивности не осталось и тени. Сейчас я прикажу им меня развязать и на этом их «лечение» для меня закончится.

— Благодаря возбужденному состоянию мозга, обитатели таких домов легко вступают в контакт, и мы поддерживаем со многими из них телепатическую связь; одним подсказываем, иногда диктуем, как себя вести; других наставляем на путь истины.

— Они понимают, с кем имеют дело?

— Нет. Чаще всего мы говорим им, что мы их друзья, они нам верят и рано или позже выходят на свободу из-под контроля специалистов.

— Что они, я имею в виду всех обитателей, думают о нас?

— Они подозревают уже несколько десятков лет, что существует более высокий разум, чем их собственный. Наши многочисленные демонстрации убеждают их в существовании других цивилизаций, но многие отрицают нас и интерпретируют как ирреальность. Недавно один субъект с высоким положением в официальной науке объяснил наше присутствие как манипуляцию с их сознанием, очевидно, забыв обо всех тех записях, снимках, возможность, сделать которые мы им любезно предоставили. В любом случае они ещё не готовы для обмена информацией. Массовый взрыв пси-энергии очень реален. Пока информацию дозируем. Контакт более высокого уровня они смогут осуществить ещё не скоро.

После этих слов наступила продолжительная пауза, затем раздался голос третьего гуманоида:

Читать продолжение

Категория: Из писательского архива | Просмотров: 87 | Добавил: BLAGOVESCHENSKY | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar