Пятница, 24.11.2017, 03:01
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » 2016 » Декабрь » 26 » КОНТАКТ
21:07
КОНТАКТ

Продолжение. Начало смотри здесь.

 

 

 

 

 

 

 

 

— Слышит и понимает нас очень хорошо, сознание четкое, однако не может объяснить свое воскрешение.

С первого же слова Полынин понял, что речь идет о нем. В произнесенной фразе было столько энергии, что казалось, он услышал бы её даже, будучи мертвым. Великан встал из кресла и Полынин увидел, что тот значительно выше ростом, чем он его представлял. Он выглядел просто гигантом около двух с половиной метров.

Гуманоид медленно сделал шаг в сторону Полынина, затем ещё один, и он ощутил, как сердце его сжали ледяные тиски, ужасный мороз прошел по коже. Гуманоид остановился — страх и холод исчезли, более того, Полынин почувствовал, как приятное тепло исходящее от великана заползает под его костюм, наполняет все его тело. Ему стало легко и приятно, в голове шумело, как от нескольких стаканов крепкого вина, захотелось говорить, болтать о чем угодно. Гуманоид остановился в двух шагах от него и Полынин услышал где-то внутри своей головы уже знакомый голос:

— Если хочешь, прими вертикальное положение.

Полынин привстал и принял сидячее положение, отмечая про себя ту странность, что он больше не слышит звука. Рот гуманоида, как всегда, был без движения, а голос, который бесшумно звучал в его голове, имел такую же окраску, как и раньше. «Очевидно, когда они говорили между собой, их мысли транслировались через речевой синтезатор специально для меня», — подумал Полынин.

— Ты совершенно прав, — услышал он снова голос, доносившийся из глубины помещения, — мы можем транслировать свои мысли в виде звука на любом языке. Я думаю, это для тебя неудивительно, у вас ведь тоже имеются машины, которые умеют переводить с разных языков. Что тебя интересует? — спросил гуманоид снова без звука, — я могу многое рассказать.

Полынин подумал, что, прежде всего надо спросить, где он находится, и каким образом он сюда попал, кто и как его воскресил. Едва эти мысли пронеслись в его голове, как богочеловек сказал:

— Ты находишься на нашем летательном аппарате. Мы прилетели к вам из созвездия Деда, по-вашему, это Малая Медведица. Наша планета — третья планета у звезды, которую вы называете Полярной.

— Каким образом я оказался здесь, ведь я был уже мертв? — заговорил Полынин.

— Да, ты действительно пережил физическую смерть и второе рождение. Ваш летательный аппарат потерпел катастрофу, все, кто на нем были, погибли. Но тебя мы решили воскресить.

— Зачем? И как вы это делаете?

— Смерть биологического организма ещё не значит конец его существования, полного исчезновения во Вселенной. В космосе ничего не исчезает бесследно, напротив, согласно мировому закону, информация не возникает сама по себе и не исчезает бесследно, а передается от одного источника к другому. После разрушения биологического организма или прекращения его жизнедеятельности, вся информация о нем в виде энергетического импульса поступает в Информационный Центр Вселенной, где хранится до тех пор, пока не будет использована, то есть, пока не будет передана другому объекту. Взяв из банка ИЦВ информацию о твоем генетическом коде, структуре мозга, мы синтезировали твое тело в том же виде и с тем же сознанием, которым ты обладал в момент своей смерти. А сделали это в силу определенных обстоятельств. Так было угодно Великому Космосу.

Полынин слушал с интересом. Несмотря на всю фантастичность услышанного, он живо представил себе биосинтезатор, управляемый компьютером. Это так переплеталось с его многолетней работой генного инженера! Отличие было лишь в том, что в его проекте информация должна была сниматься с живого организма и записываться на кристалл. Считывая эту информацию, компьютер должен был управлять биологическим реактором, который в свою очередь воспроизводил бы организм человека или любого другого существа. Работа велась на самом первом этапе. Генетики обладали пока еще не полной информацией о генетическом коде человека. Полынин возлагал большие надежды на международный съезд генетиков в Индии, но вместо этого Судьба свела его с разумом другой цивилизации, который воскресил его из мертвых за считанные минуты. Сама Судьба стояла сейчас перед ним в образе этого богочеловека.

— Вы находитесь на правильном пути, — неожиданно прервал его мысли гуманоид.- Но есть способ гораздо проще. Биосинтезатором может служить сама мысль, она же может извлекать информацию из банка Информационного Центра Вселенной. Душа, которая остается после человека может сама воплотиться в тело, если пожелает.

— Что же случилось с моей душой, вернее той, душой, которая была во мне до моей смерти. Нет, как это все странно, ведь то был уже другой человек, вернее другой экземпляр, и душа у него была своя. Она теперь находится в банке ИЦВ?

— Почему же? Она снова вернулась к тебе вместе с твоим сознанием и с той информацией, которую мы извлекли из Информационного Центра Вселенной, именно она и создала себе новое тело, такое, как пожелала.

— Почему же я не знаю, что произошло со мной, с моей душой после взрыва самолета, ведь она все видела, если продолжала существовать?

— Дело в том, что носителем и хранителем информации в твоем организме являются определенные нервные клетки, записать в них информацию можно только через твои анализаторы. Как ты можешь знать то, чего не видели твои глаза и не слышали твои уши? Душа — это оболочка из космических частиц, которая окружает тело и поддерживает связь его с космосом. Через нее Космос оказывает воздействие на тело. В этом влиянии условие вашего существования — жизни и смерти. Душа обладает способностью воспринимать любую окружающую информацию, но не может в одночасье передать ее своему телу. Это может произойти несколько позже, потом тебе покажется, что тебя осенило.

«Теперь я знаю, что такое Судьба», — подумал Полынин.

— Да, ты прав. Судьба — это переплетение случайностей больших и малых, это «случайная» встреча и «случайный» взгляд, это ветер на улице и жара в жилище, это все, что хотите. Все подвержено взаимовлиянию и оттого, что сильнее влияет на вас, чему вы больше подвержены, зависит ваш путь в жизни.

— Что такое Бог? — задал Полынин давно мучивший его вопрос.

— Бог — это самая большая тайна, ее не дано знать смертным. Человек постигает ее, уходя в мир иной.

— Но почему же я не постиг ее?

— Мы воскресили тебя и заложили в твою память только то, что ты знал при жизни.

— Душа вечна? — продолжал любопытствовать Полынин

— Вечного ничего нет. Все подвержено изменению и превращению в другие формы материи.

— Что вы собираетесь делать со мной дальше?

— Это зависит от тебя, теперь ты сам будешь определять свою судьбу. Если хочешь, через несколько минут будешь дома, можешь успеть на свои похороны…

Полынин ужаснулся, он представил свою старенькую мать, почему-то сельское кладбище и людей, которые идут за гробом с останками его тела.

— Можешь полететь с нами, но на Землю ты уже никогда не вернешься.

Это предложение потрясло его не меньше, чем первое. Как ученым, им владел безмерный интерес ко всему неизвестному, он с огромным желанием посмотрел бы на далекий чужой мир, но расстаться навсегда с Землей, со всеми знакомыми и близкими и умереть на другой планете? Это было немыслимо и не под силу ему.

— На нашей планете ты станешь бессмертным, если пожелаешь…

— Нет, нет, — поспешно сказал он. — Я хочу вернуться домой, к своим друзьям, к матери и продолжать заниматься своим делом на Земле. Вот только как бы обойтись без похорон, чтобы все было, как раньше?

— Хорошо, попробуем, — дерзко сказал гуманоид, косые глаза его блеснули, и Полынину показалось, будто бы из них вырвались два мощных энергетических луча, — настраивайся на встречу с самым дорогим тебе человеком, — со всем по- земному закончил он.

 

…Солнце висело на западной части неба. Полынин стоял, вдыхая всей грудью аромат степных трав, смешанный с запахом крестьянского подворья. Над его головой в лучах Солнца, быстро уменьшаясь в размерах, уходил в небо пульсирующий розовый шар. Он смотрел на него, не мигая, пока тот не превратился в малозаметную точку и только тогда увидел, что стоит в своем темно-сером костюме с неизменным спутником — дипломатом перед родительским домом, который приютился на самой окраине деревни.

Было жарко, ярко светило послеполуденное солнце. Ноги его были погружены в зеленый ковер луговых трав, усыпанный цветами, а над головой заливался неугомонный жаворонок. В голову вдруг пришла мысль, что в его жизни уже был точно такой день, ему казалось, что он уже стоял точно также на этом самом месте, с дипломатом в руке, а над головой светило солнце и заливался песней жаворонок. Он знал, что никогда ничего подобного не было в его жизни; никогда он не разбивался на самолете, не спускался с «летающей тарелки» на околице своей деревни; и в тоже время чувство повторности этого момента не покидало его.

Не найдя объяснения своему чувству, он направился к дому. Пройдя через огород и яблоневый сад, он остановился перед покосившейся дверью веранды; постучал в стекло и игриво прокричал: «Хозяйка дома?!». Никто не ответил, и он, толкнув дверь, прошел внутрь. В светлице было тихо и пусто, он прошел во вторую, меньшую комнату в доме и остановился на пороге.

Старый письменный стол, за которым он когда-то делал уроки, бальзамировал бабочек и ящериц; в углу фанерный шкаф для одежды, огромные старинные, висячие часы еще начала века, с маятником, остановившемся лет десять назад, вскоре после смерти отца; деревянная кровать, над ней плюшевый коврик с оленями на берегу таежного ручья; на стене, у печки, как всегда, висел отрывной календарь — все до мелочи было родным и знакомым. Полынин подошел ближе и прочитал день и дату: воскресенье, 28 июля. Такая же дата была и в тот день, когда он приехал к матери перед отлетом на симпозиум, Он знал, что мать каждый вечер аккуратно отрывала очередной листок истекшего дня, и подумал, что на нем должна быть дата не ранее 30 июля, когда их самолет взорвался над Индией.

Позади послышались шаги, и он услышал восторженный голос матери: «Митя, сынок! Никак в отпуск? Наконец-то».

Он обнял ее, худенькую, измученную жизнью, за плечи и расцеловал,

— Нет, мама, я проездом на один денек, завтра вечером лечу в командировку за границу.

— А я думала, ты в отпуск. У соседки была. Сидим, говорим, вдруг меня как бы что-то толкнуло: иди домой, сын приехал. Прихожу — и в самом деле — ты.

Она засуетилась, и пошла на кухню, чтобы приготовить ему с дороги, и оттуда доносился ее голос:

— Ты так далеко летишь. А мне на днях сон жуткий приснился, страшно говорить даже. Будто бы ты полетел далеко, в Индию, кажется, а самолет разбился, привозят тебя мертвого в железном гробу, а я говорю: «Нет, это не мой Митя»… Ой! Да что это я рассказываю тебе такое перед дорогой? Значит, неправда все это, значит, долго жить будешь.

— Да, мама, не беспокойся, все будет хорошо. Ты когда в последний раз листок с календаря срывала?

— Да когда же, сынок? — вчера вечером, сегодня же воскресенье, двадцать восьмое. Я ведь перед твоим отпуском дни считаю, каждый вечер оторву листок и думаю: вот еще на один день меньше ждать осталось.

Полынин задумался. Сегодняшний день он пережил второй раз за свою жизнь. Все события: его встреча с матерью, разговор до деталей повторяли тот день 28 июля перед его отъездом в Индию на симпозиум. Ничто не изменилось, кроме его самого. Вот только сон этот мать ему тогда не рассказывала. Что же произошло с планетой за эти несколько дней, или может быть за несколько минут? Очевидно, мать все-таки пережила трагические дни его гибели, но они остались в памяти её как сон. Неужели ОНИ возвратили время на Земле на несколько дней назад?

Он включил в светлице старенький «Рекорд» и, когда экран засветился, защелкал переключателем каналов. Убедившись при помощи телевидения, что сегодня на Земле обычный день 28 июля и никаких катаклизмов не произошло, вспомнил о своем дипломате. Открыл его и увидел аккуратно сложенные все свои вещи: папку с докладом, чистое белье, сорочку, галстук, заграничный паспорт и авиабилет. Новенький, с не оторванным талоном для регистрации, со своей фамилией и датой вылета из Москвы в Дели 30 июля.

«Все верно, — подумал он — все снова идет своим чередом. Первого августа открывается симпозиум по генетике, на котором я обязательно должен присутствовать».

Время изменило свой бег. Из жизни планета Земля бесследно исчезли несколько дней. Изменив направление своего течения, время сделало петлю и, возвратившись в момент соответствующий сегодняшнему дню, продолжало отсчитывать мгновения, секунды и дни в том же направлении. В бесконечных просторах Космоса произошла встреча разумов двух далеких друг от друга миров, последствия которой знал лишь он один, инженер-генетик Полынин.

Категория: Из писательского архива | Просмотров: 96 | Добавил: BLAGOVESCHENSKY | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar