Пятница, 24.11.2017, 02:53
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » 2015 » Октябрь » 21 » ПАМЯТИ ДРУГА
22:03
ПАМЯТИ ДРУГА

Мой очередной приезд в Кишинев, встреча с друзьями, презентация книги были омрачены печальной новостью. 21 августа не стало Юрия Харламова, замечательного поэта-пародиста, сатирика, ученика Александра Иванова, члена Союза журналистов Молдовы, члена Ассоциации русских писателей Молдовы,  члена Союза писателей России. Последние четыре года после моего переезда в Беларусь  мы поддерживали с ним отношения редкой перепиской  по интернету, звонками. У Юры не всегда была возможность мне отвечать, а в последний год и сил на это уже не было. Ежегодный мой приезд в Кишинев не обходился без встречи с ним.  Последний мой разговор с ним состоялся в этом году, если не ошибаюсь, в мае на День Победы. Трубку подняла его супруга. В жизни каждого человека бывает момент, когда ему уже ничего не нужно: ни деньги, ни лекарства, ни власть, ни слава, и ему нужно только доброе человеческое слово, которое согреет душу и облегчит страдания. Юра был рад, что я его не забыл,  извинился, что не может отвечать на мои письма и звонки. Он уже был прикован к постели.   И вот я приезжаю в октябре в Кишинев и узнаю, что его нет в живых уже больше сорока дней. Несмотря на то, что он болел уже не один год, (кто из нас не болеет?) смерть его была большой неожиданностью не только для меня. Юра был уникальным человеком в смысле здоровья. Он прожил пятьдесят лет, будучи совсем незнакомым с врачами и медициной.  Помню, как он рассказывал, что впервые попав в больницу, удивил врачей тем, что не имел не то, что истории болезни, а даже карточки в поликлинике, никогда не был на больничном. Вот такой уникальный гражданин для нашей системы социального обеспечения. 

Юрий Петрович Харламов родился 28 октября 1948 года в Литве, в семье военнослужащего, но не простого военнослужащего. Его  отец и мать были оба участниками Великой Отечественной войны, боевыми летчиками. (Мать служила в женском авиаполку, летчиц которого называли  «ночными ведьмами»).  Юра по праву  гордился своими родителями. Они прожили свою большую сложную жизнь и похоронены в Воронеже, где Юра тоже жил и учился. 9 мая для него был не только Днем Победы, но и Днем Славы его родителей.    

Мы познакомились с ним в 1995 году, благодаря Мариэтте Руссо, она тогда активно пропагандировала организованный ею поэтический салон «Муза планет» и однажды предложила мне и Юрию Харламову почитать свои стихи  учащимся одного лицея на Чеканах, где мы и познакомились. Юрий Харламов, как и я, был производственником, работал на заводе «Мезон», потом учителем в школе, еще позже переводчиком  и писал «без отрыва от производства». Лингвист по образованию, он прекрасно владел немецким языком, служил в группе советских войск в Германии. На заводе, как я понимаю, работал по своей второй специальности  патентоведом. Не знаю почему, но у нас с ним сразу сложились приятельские, если не сказать дружеские, отношения. Хотя, казалось бы, что может связывать двух людей, один из которых пишет стихи, а другой ищет изъяны в них, чтобы посмеяться над его неумением или неудачей. Хотя это не совсем так. Юра писал и лирические стихи, но читал и публиковал их гораздо реже, чем пародии.   Юра долго «присматривался» к моим стихам и как то признался, что не может никак к ним придраться, чтобы написать пародию. Но однажды он обрадовал меня: «Я написал пародию на твоё стихотворение «На Арбате». Я  не мог представить, себе, что можно пародировать в этом самом по себе уже иронично-пародийном стихе, и приготовился было выслушать его острую пародию, но вместо этого услышал дифирамбы в мой адрес  с легким подтруниванием и иронией в тон с моим стихотворением.  Через некоторое время я написал на его пародию свой «Ответ сатирику» и думал, что на этом наша дуэль и закончится, но Юра оказался упрямей, чем я думал, и разродился еще одним ироничным  стихотворением. Этот диалог впоследствии был записан и озвучен на радио. Кто желает, может прослушать его здесь. Запись была сделана «сходу», читали мы не выразительно, без  интонации. Но это, может быть, единственная запись , где теперь вы можете услышать голос  Юрия Харламова.

Когда он собрался издавать свою первую книгу, сборник миниатюр под названием «Мир вещей», он обратился ко мне с предложением написать статью к ней. Я спросил его: «Почему мне такая честь? Я не член Союза писателей, тебе надо более известный автор». Юрий не согласился: «Нет, я хочу, чтобы написал ты». Затем были другие его книги. В 2000-е годы у него вышли одна за другой семь  книг. Это были самые плодотворные годы его литературной работы. Он, как бы знал, что времени ему отпущено не много и старался наверстать упущенное.

Труд сатирика, поэта пародиста не всегда благодарный. Не все одинаково относятся к его творчеству. Одни рады попасть под его острое перо, чтобы хоть как-то заметили, что они существуют, пишут, другие, наоборот, болезненно переживают критику. Юрий Харламов всегда был желанным участником всех наших встреч в Ассоциации русских писателей Молдовы. Всякий раз, когда он доставал свою записную книжку, исписанную красивым, аккуратным почерком, все замирали в ожидании новой пародии или эпиграммы.  У него много пародий, как на своих друзей, молдавских авторов, так и на стихи известных маститых поэтов.  Он, как и я,  очень любил творчество знаменитого поэта-пародиста Александра Иванова и считал его своим учителем.

Мне нравятся его пародии, хотя они не все одинаково удачны. Это хорошо, что его записные книжки превратились в книги, которые не только лежат у него дома, но можно взять и прочесть в библиотеке. Я знаю, что Юрий все  свои книги дарил кишиневской библиотеке имени М. В. Ломоносова. Но мне всегда казалось, что они заслуживают большего, чем территория ограниченная республикой Молдова. Я был уверен, что многие из его книг могли бы с успехом издаваться в российских издательствах и читаться в России. Как-то я сказал ему об этом. Он ворчливо отмахнулся. А зря. Книги часто не находят своего издателя и читателя не потому, что они им не нужны, а потому, что авторы не могут преодолеть свои комплексы и посмотреть на свой труд со стороны. А еще потому, что оказались не готовы к тому, чтобы предлагать себя, а организации, союзы, в которых они состоят, этим не занимаются, потому что в них нет компетентных в этом деле людей, а средств нанять хорошего литературного агента у них нет .     

Я не критик, но  жалею, что, когда был жив Юра, написал всего один отклик на его книгу. Вспоминаю случай, когда Юра написал обо мне газетную заметку по случаю какой-то даты или события, и как он потом извинялся передо мной за неудачно отредактированный или придуманный редакцией заголовок.  Мне тоже заголовок показался вычурным: «Порядочная поэзия Благовещенского». И я спросил его тогда, почему такое слово: «порядочная». Он смутился и произнес: «Боря, неужели ты подумал, что я так могу написать?» Ему, человеку, ответственно относящегося к слову, было не легко перенести такой несуразный ляп от его имени.

Когда я узнал, что о его смерти стало известно только в октябре не одному мне, приехавшему из Беларуси, но и многим коллегам по перу, живущих в Кишиневе и по этой причине никто из Ассоциации русских писателей и Центра русской культуры не пришел с ним  проститься в день похорон, я был потрясен. Что случилось с нами? Я не хочу никого винить, но думаю, что Юрий Харламов заслужил, того, чтобы все, кто его знал и уважал в последний день его пребывания на Земле могли и должны были прийти с ним проститься.

Перед отъездом из Молдовы я посетил кладбище простых смертных в Кишиневе. Каким-то особым чутьем среди свежих могил нашел могилу друга...

Мысли неслись вскачь, как мустанги по степи.  «Почему? Почему?»  В памяти всплыло давнее, совсем не имеющее отношение к  Юрию: «…и лишь стоя у края могилы, и печали узрев венец, вдруг поймешь, что напрасно истрачены силы, есть всему лишь один …». Нет, нет! Это не про Юрия Харламова! Он не напрасно жил, писал, издавал свои книги. Но все равно какая-то несправедливость есть в том, что он ушел так незаметно, как будто не было у него друзей, которые любили, ценили его и его книги. Подумалось: грош цена всем нашим презентациям, публикациям, дням духовности, культуры и литературы, если в день прощания с товарищем мы не пришли, чтобы зажечь свечу и сказать: «Прощай».

 Прости, Юра, нас всех…

P. S.

Супруга Юрия Харламова в телефонном разговоре сказала мне, что у них осталось много экземпляров книг Юрия Харламова. Она готова отдать их заинтересованным в их распространении  организациям и лицам.

 

Категория: Время, люди и книги. | Просмотров: 539 | Добавил: BLAGOVESCHENSKY | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Для друзей и коллег. Вы можете посетить могилу Юрия Харламова на городском кладбище "Дойна" в Кишиневе. Она находится в 231 квартале, ряд 19.
avatar