Пятница, 20.10.2017, 02:28
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » 2016 » Январь » 8 » ПО СТРАНИЦАМ ЖУРНАЛА "ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА"
13:11
ПО СТРАНИЦАМ ЖУРНАЛА "ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА"

Еще один журнал в наше «трудное писательское»  время - хорошо это, или плохо?  Риторический вопрос, скажете?  Не знаю, не знаю. Сегодня, во времена царствования его величества Интернет,  был бы читатель, а писатель всегда найдется. Но, как бы скептически я не относился к этому, всякая новая площадка для публикации, конечно, хорошо и интересно для пишущих людей. Интересно и то, что журнал существует в двух версиях – на электронных носителях и  в бумажном варианте. Хотя существование электронной версии скорее  вредно, чем полезно для журнала на бумаге, но куда сегодня от этого денешься?  Ради любопытства нажал ссылку  «Заказать номер».  Стоимость номера с доставкой четырнадцать с половиной евро  для человека живущего в  странах СНГ вряд ли вдохновляет на заказ, но сама возможность для авторов ( не думаю, что кто-то из  обычных читателей станет заказывать  журнал по такой цене) удовлетворить свой каприз и получить напечатанный журнал с  собственным произведением, это всё-таки больше плюс, чем минус. Но можно ведь  увеличить это удовольствие в несколько раз (эквивалентно сэкономленным евро),  если дать возможность за умеренную плату скачать макет номера, распечатать  на принтере и переплести в ближайшем от дома сервисе полиграфических услуг. Технические возможности сегодня такие, что нет необходимости печатать журнал в Бельгии и перевозить его в Москву, например, платя при этом за пересылку больше, чем за сам журнал, поэтому   я думаю, что это дело времени, и настанет день, когда журнал на бумаге можно будет купить в Кишиневе не за 15 евро, а за 4-5, если в этом будут заинтересованы издатели.  

Идея объединить всех или часть писателей-эмигрантов под одной крышей  не плоха, хотя бы потому, что легче в бесконечном потоке и количестве интернет – ресурсов отыскать интересующее тебя имя. Хотя кто сейчас эмигрант, кто не эмигрант, это всё условно. Люди перемещаются, как электроны в атомах. Сегодня ты живешь в Кливленде, завтра в Одессе и наоборот.

В журнале много новых для меня имен, а если быть точнее, то за редким исключением для меня все имена новые, ничего не говорящие, (так же, как и моё для других). Ничего удивительного в этом нет. Мир литературы огромен, как космос и напрасно стремиться читать всё подряд. А,  если ты в юности не прочитал Есенина или Аполинера, то, значит, тебе не суждено было с ними встретиться в жизни и бесполезно к  этому стремиться на склоне лет.   Но Бог дал и  я, благодаря «Эмигрантской лире», после многих лет встретился вновь со стихами Виктора Голкова,  с которыми  впервые познакомился в восьмидесятых в Кишиневе, забредя однажды в своих поисках родственной души в литобъединение «Орбита». После его отъезда из Молдовы в Израиль в памяти до сих пор остались наши разговоры о поэзии, в моей библиотеке - два первых сборника его стихов, и ещё шокирующая строка: «…А с неба, вырванная с мясом, сползала мёртвая звезда».  Перечитывая стихи Голкова, поймал себя на мысли, что меня больше интересует, как сложилась жизнь Виктора в Израиле, чем сами стихи. После  прочтения его стихов подумалось, что в поэзии Виктор Голков не изменил самому себе, что для него главное – образ, а смысл и содержание, это уже потом, как получится. То, что впечатление от его новых стихов не оставило таких острых чувств, как при первой встрече, это, конечно, не потому, что Голков стал писать хуже, а потому, что я сам изменился. Признаюсь, что очень давно встречал стихи, которые, что называется, тронули душу. Последний раз читал строки, доставшие меня до слез, где-то в восьмидесятых. Это было какое-то стихотворение Евгения Евтушенко, не назову какое, боюсь,  память может подвести. После таких потрясений, конечно,  не всё, что написано может всколыхнуть душу.  Процесс чтения литературы, похож на просеивание песка. Нужно просеять горы его, чтобы встретить крупицу золота. А можно ее и не встретить.

Понравились стихи в новом номере, дебют  Лидии Миттельшпигель. На них легко писать пародии, потому что они сами пародийны:

Да есть ли тот народ, о Боже,

Но не газетный, а живой?

Ты свистни мне, создав похожий,  

А я пока рожаю свой.                                                                         

Чембарцевизмы от Вики Чембарцевой меня не удивили, а вызвали недоумение. Виктория Чембарцева несомненно успешный талантливый человек, но не смотря на уважение к ней и ее биографии, я не понимаю какое отношение эти упражнения в словотворчестве имеют к стихам. Из четырех текстов в ее подборке «Из цикла «Письма в сезон безветрия» я воспринял, как цельное стихотворение, одно под названием «НИКО». Остальные напоминают совокупность фраз надерганных из разных источников, от старых библейских книг до справочников по домоводству.

Это стихи не для среднего ума, скажете вы.  В том-то и беда, что стихи иногда пишутся от ума и для ума, а не для сердца и от сердца.  Если это стихи, то, что такое тогда «Василий Тёркин» или «Евгений Онегин»? 

Почему кто-то решил, 

что, если всякую бессмыслицу, 

(вроде фразы: Дерево сросшимися стволами похоже на длинные

раскинутые женские ноги, упирающиеся в небо

шелестом.) пришедшую в голову с бодуна,  заключить  в столбик, то

это можно назвать стихами?

Это то же самое, если все, что я здесь понаписал, переписать столбиком,  и назвать любовным стихотворением. Но никому не приходит в голову посадить за фортепиано обезьяну и все, что она из него извлечет назвать потом симфонией или романсом.

Нет, я понимаю, что в творчестве можно экспериментировать, изобретать, но, друзья, потрудитесь дать определение тому, что вы изобрели.   Я не отрицаю - есть в этих текстах фантазия ума, поэзия, угадываются какие-то образы, но это не стихи и не проза, а что-то промежуточное между прозой и стихами, но больше проза, чем стихи.  Вдумайтесь в эти слова: « …ноги, упирающиеся в небо шелестом». Так и хочется сказать: «Ах, Харламова[1] на вас нету. Он бы оценил такие стихи».

Если написать слово «любовь» перпендикулярно тексту,  смысл его не изменится и любви от него больше не достанется.

Как нет на квадрате Малевича солнца и неба, так  не вижу я признаков стихов в текстах от Вики Чембарцевой.

Да, что ты понимаешь в стихах, скажете вы. Это вообще японская поэзия. И будете правы. Я ничего не понимаю в японской поэзии, потому что не знаю японского языка. И тем более не понимаю японской поэзии написанной по-русски. 

Ой! Сколько можно написать таких шедевров, заключив бессмысли-цу в образ…                                                                                  

Ну вот, видите, оказывается это дело заразное. Можно писать прозу и воображать себя стихотворцем.

Борис Благовещенский.

 

[1] Юрий Харламов, Кишиневский поэт, сатирик, пародист.

Категория: Из писательского архива | Просмотров: 497 | Добавил: BLAGOVESCHENSKY | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar