Среда, 20.09.2017, 14:10
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » 2017 » Январь » 9 » Рождество – праздник детства
20:17
Рождество – праздник детства

Несмотря на то, что  детство моё пришлось на  беэбожные в стране времена, рождество запомнилось мне, как один из самых светлых праздников.  Сегодня, когда праздновать Рождество не то,  что не возбраняется, а это общегосударственный праздник  на всей территории СССР (ясно, что «бывшего») для меня это совсем другой праздник. В том смысле, что я  праздную его совсем не так.

Я часто в эти дни Рождества вспоминаю свое детство, наш дом в Соколово на одесчине.  Жили мы тогда уже в собственной хате на окраине села.  Наши родители купили ее через несколько лет после того, как отец  со мной и сестрой переехал на Украину из Дальнего Востока и женился на женщине, ставшей нам второй матерью. Родители тогда были еще молоды, отцу моему было около сорока, мать была моложе отца на пять лет. 

Отец, в этот вечер приходил с работы и рассказывая, как по дороге он встретил зайца, который бежал с мешком, отнял его, и раздавал нам подарки. Чаще всего это были орешки, печенье. Или конфеты.   Мать в этот день хлопотала по хозяйству и готовилась к празднику.

 К празднику готовились за день – два до сочельника. И начиналось все с приготовления кутьи. Отец  доставал с чердака или сарая пшеницу, мать сажала меня с сестрами за стол и мы по зернышку перебирали ее. Занятие было не очень для нас приятным, но мы справлялись, предвкушая, какое вкусное блюдо ожидает нас впереди. А еще перед этим мать пекла калачи. Они были очень важным атрибутом этого праздника. Без калачей рождество было немыслимо, потому, что калачи были необходимы для  вечЕри.  Что это такое, боюсь, сейчас даже в том же Соколово на Украине не каждый знает.  Это был обычай в сочельник ходить вечером в гости, но не просто ходить, а носить ВЕЧЕРЮ. ВечЕря представляла собой блюдо (большая тарелка, в которую ставилась кутья (небольшое количество), сверху  на  эту тарелку ставился свежеиспеченный калач, который пекли  соответствующего тарелке размера). Всё это ставилось  в  белый ситцевый рушник или платок, завязывалось узлом. Носили вечерю, как правило, дети, хотя не обязательно. Взрослые, если шли в сочельник в гости, то обязательно с вечерей.  

Обычай носить вечерю был очень важным семейным делом. В селе это соблюдалось не всеми и не всегда. Надо не забывать, что это были годы, когда церковь не была под запретом, но ходить в церковь, крестить детей не приветствовалось. Особенно, если вы состоите в членах партии или в комсомоле.  Отец  мой был коммунистом с 1942 года, мать была беспартийной малограмотной женщиной, наша бабушка, мама нашей мачехи была набожной женщиной. Еще бы не быть ею, ведь она родилась в 19 – м веке, задолго до Октябрьской революции. Все поколение моих родителей прошло через комсомол. Во  времена их юности вся молодежь была заряжена новыми революционными идеями (вспомните «Поднятую целину» Шолохова). Село наше, хоть и было глубинкой, но  в нем все были на виду и все прошли через бурные годы коллективизации.  И отцу, коммунисту , прошедшему войну на Дальневосточной границе вовсе не пристало, чтобы его дети ходили по селу в рождественский вечер с калачами. Могли вызвать на партсобрание и вынести выговор. Тем не менее, я знаю, в селе этим грешили дети многих партийных и беспартийных сельчан. На второй день после Рождества в школе дети хихикали; «А Танька вчера ходила с калачами».  Но все знали, в том числе и учителя,  что  с калачами ходит пол села, и даже, те, что считались активными комсомольцами.          

Вечером, когда уже наступали глубокие сумерки, мать вручала нам узелок с вечерей и я с сестрами, одна из которых была старше меня на четыре, другая на пять лет, взявшись за руки, шли по подмерзшей сельской дороге.  Узелок несла, как правило, Маша, старшая из сестер. Нести надо было осторожно,  чтобы содержимое в тарелке не расплескалось,  или, не дай Бог, не поскользнуться и не разбить тарелку. Путь наш был не близкий. Ходили мы к своим теткам, сестрам отца, или к бабушке, что было реже, потому, что жила она в другом селе, путь, в которое был еще дальше. На пороге у родственников мы произносили заветную, вызубренную фразу-приветствие: «Добрый вечер, будьте здоровы со святым вечером, папа и мама просят вас на вечерю и мы вас просим». Встречали нас, конечно, радостно. Усаживали за стол, угощали своей вечерей, дарили гостинцы, как правило, сладости, иногда давали, что-то из денег, содержимое  тарелки и  калач заменяли на свои и мы шли дальше или возвращались домой, в зависимости от поставленной родителями задачи. 

Приносить вечерю родственникам считалось  обычаем и правилом хорошего тона. Если мы не появлялись в Рождественский вечер у кого-то из родственников,  это принималось ими, как неуважением или чем-то из ряда вон выходящим.

Конечно, село всегда отличалось своим укладом жизни от города. Я не был на родине своего детства восемь с лишним лет, а последнее Рождество встречал там, если не пол века,  то лет сорок назад. Но почему-то уверен, что и сейчас там также готовят в этот праздник кутью и носят вечЕрю.

Категория: Политика и общество | Просмотров: 114 | Добавил: BLAGOVESCHENSKY | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar