Понедельник, 18.12.2017, 13:46
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » Книги » Из неопубликованого. » Стихи.

Роковой апрель
14.12.2012, 15:07
 ***
Тебя давно уж нет на белом свете.
Воспоминаний груз несу один.
И открывая веки на рассвете,
Пою тебе свой невеселый гимн.
 
* * *
Была любовь, как песня,
С радостью и с тоской,
Увез ее на край света
Вместо меня другой.
Лето вновь стало летом,
Стала зима зимой,
Песней казалась спетой
Мне моя жизнь порой.
Снова в душе ненастье.
Тихо молю: прости,
Что уронил я счастье
Наше на полпути.
Счастье – оно, как птица,
Стоит его вспугнуть,
И ни в какие сети
Больше не замануть.
Годы проходят с маем,
Все превращая в быль,
И на виски седая.
Рано садится пыль.
Песня пришла другая,
Новый мотив звучит,
Тайным огнем играя,
Бьются в глазах лучи.
Стала моей ты первой,
Стала моей второй,
Будь же моей последней
Девушкой и женой.
Нету вопроса больше:
Быть нам или не быть -
Только один я знаю,
Как можешь ты любить.
1974 г.
 
ГИМН ДУШИ
 
Тасует осень листья меж ветвей
И Бог на небе зажигает свечи,
Еще горит огонь в душе моей,
Еще не вечер, еще не вечер.
Закат багряный на холмах горит,
 Горит звезда, но свет ее не вечен,
 Бродяга месяц за окном висит,
Еще не вечер, еще не вечер.
 Держусь за жизнь на каждом вираже,
 А путь земной на небесах прочерчен,
 Калины гроздь зажгла огонь в душе,
Еще не вечер, еще не вечер.
 Душа, как прежде, рвется в небеса,
Быть может, там конец пути отмечен.
 Пока горят любимые глаза,
 Еще не вечер, еще не вечер.
Все чаще в руки просится перо,
Но суетою каждый миг отмечен.
Пока живет в душе моей добро,
Еще не вечер, еще не вечер.
Ночную тень сменяет радость дней,
Но жизни бег, увы, не бесконечен.
Пока горит огонь в душе моей,
Еще не вечер, еще не вечер…
 
РОКОВОЙ АПРЕЛЬ 
 
 
            Лидуше – моей жене
 
Я один в опустевшей квартире,
На столе твой печальный портрет.
Ничего не случилось в мире,
Но тебя на земле больше нет.
Был апрель белоснежно-вишневый,
Я принес тебе ветвь показать.
"Вот какая пора в Кишиневе, –
Ты сказала, – а мне умирать”.
Пахло небо вишневым апрелем,
А на сердце лежала печаль.
Ты открыла последние двери
 И ушла в безответную даль.
Ты ушла в запредельную даль,
Мне, оставив печаль и разлуку,
 Помню я твою скорбную муку
И твою роковую печаль.
Позади наши страстные ночи,
Немота недописанных строк,
А с портрета глядят твои очи
Нашей жизни прошедшей в упрек.
Слились в памяти молодость наша,
Дни страданий, людская вина.
Налита была горечью чаша,
Но испили ее мы до дна.
Смоет время душевные муки
Или нет – не большая беда,
Целовать твои тонкие руки
Я не буду уже никогда.
 
Май, 2004 г.

 ***
                   Многострадальной Инне Нестеровской,
                   безвременно ушедшей в мир иной.
 
Как свеча догорел божий день.
Ночь-сова над землёй опустилась
Чья-то жизнь промелькнула, как тень,
И душа тихо с миром простилась.
Мне Создатель дал шанс погостить
В этом мире, где всё так шатко,
Да видать, не учёл мою прыть,
Оказался на жизнь я падкий.
И полвека хожу по земле,
Всё ищу свой потерянный мир.
Кто-то тайный мне светит во мгле,
Обещая весёлый пир.
С детства я полюбил людей,
Приходящих на эту землю,
Не за блеск их смешных идей,
За страдания их приемлю.
Я люблю эту странную жизнь
Не за то, что мордуют поэтов,
А за голос, шептавший: "Держись!
Всё проходит, пройдёт и это".
 
* * *
Соколово моё, Соколово!
Вот и я - твой пропавший поэт.
Даже там, под шатром Кишинёва,
По ночам мне твой видится свет.
 
Небо в звёздах раскрыто, как книжка,
Здесь когда-то под ним подрастал
Никому не известный мальчишка,
Что потом вдруг поэтом стал.
 
Соколово моё, Соколово -
 Хаты синие вдоль стоят,
Здесь когда-то мальчишку простого
Покорил чистый девичий взгляд.
 
 Жизнь похожей была на трясину –
Пересуды, стихи, дурдома…
Но он выжил, не умер, не сгинул
И чужого не просит ума.
 
Соколово моё, Соколово…
Где та девушка с русой косой?
Где мальчишка, что пылкое слово
Написал на снегу ей весной?
 
Вышла девушка замуж за кока
И уехала в город большой,
Поседел тот мальчишка до срока
И женился давно на другой.
 
Соколово моё, Соколово…
Отчий дом, здесь другие живут.
Отчего ж у калитки я снова?
Там за ней меня больше не ждут.
 
Всё другое и всё здесь родное,
Пёс чужой не пускает во двор.
Чувства хлынули в сердце рекою,
Пелена затуманила взор.
 
Соколово моё, Соколово…
В небе - месяц, а в горле - ком,
Нагадала гадалка, что снова
Я к тебе возвращусь стариком.
 
11 марта 2000 г.
 
Л.П.ЗИНЯК И ДРУГИМ МОИМ ДОКТОРАМ
 
День вчерашний, сегодняшний, будущий
Метит души кровавым тавром,
Мы живём между прошлым и будущим,
На границе меж злом и добром.
Мне неймётся, ночами не спится
Оттого, что всё в жизни не так
И печаль из-под сердца струится,
Оттого, что живём кое-как.
Я терзаюсь, стараюсь и каюсь,
Что не многое в жизни могу.
Что перо на лопату меняю –
Всё успеть я хочу на бегу.
А когда тают силы и падаю,
И уходит Земля из-под ног,
Слышу голос, Ваш, Лидия Павловна:
"Приходите, подкрепим, дружок".
И лечу я израненной птицей,
На кушетку покорно ложусь,
"Помогите, - шепчу, - помогите
Я кому-то ещё пригожусь".
И впиваются иглы под кожу.
Чтобы не был я сердцем жесток,
Ваши руки колдуют и множат
Ослабевший во мне биоток.
Не китайская акупунктура
Лечит, сердце от горьких обид,
А прекрасная ваша натура,
 Ваш спокойный, заботливый вид.
Исцелительных десять сеансов,
 И готов, хоть на плаху, хоть в бой,
Выпрямляя кривое пространство,
И добро, заслоняя собой.
 
Двадцатый век
 
 
… И друг за другом умирают дни
 Не века, а - тысячелетья,
Зажжём, друзья бенгальские огни,
 И пусть в былое канут лихолетья.
 
Был век суров. Скрипели жернова,
Народы в пыль веков перетирая,
И глухо в почву падали слова,
И гнулась ось под бурями земная.
 
 Двадцатый век. Чего не слилось в нём?
 Идя вперёд от призрачных наитий,
 Он поражал то ангельским умом,
То ужасом невиданных открытий.
 
То мор, то СПИД, то голод, то война,
То революций вихрь нас кружил,
То падала берлинская стена,
То колокол Чернобыля звонил.
 
Гагарин к звёздам пропахал нам путь,
Но с птичьей лёгкостью средь них летая,
 Мы, как щенки слепые, ищем суть
Вещей, в которых истина святая.
 
И будто летом дождевых червей
Земля рождает, так рождает вечно
Безумцев, гениев, убийц, вождей,
 И всё течёт чредою бесконечной.
 
Всё в мире этом смысл имеет свой,
 Кто понял это, будь, блажен вовек.
 Но был бы мир пустотой и неживой,
Если б не главный смысл – Человек.
 
И пусть уходят, умирают дни.
Не века, а тысячелетья…
Зажжём, друзья, бенгальские огни
И пусть в былое канут лихолетья.
 
 Мечтателю
 
Труден путь на вершину славы,
 Но ты всё же его одолей,
 Своё место займи по праву
И врагов своих пожалей.
 
* * *
Дорога скользкая, бреду,
мелькают мимо лица,
декабрь город растворил,
но жизнь всё также длится.
Не оступиться б, не упасть,
Ищу поддержку в людях,
кто-то из них под дых мне даст,
 а кто-то не осудит
за нрав не кроткий мой, за нерв
сверхчувственно опасный;
в глазах людей я вижу свет
 зелёный, а не красный.
…В лицо всё сыплет мне декабрь
глаза и мириады льдинок,
не оступиться б, не упасть.
Мой путь опасно длинен.
 
* * *
Майский вечер густой будто тина,
 Снова грусть одинокую пью,
И дурманящий запах жасмина,
Заполняет квартиру мою.
Я Есенина снова читаю,
Лью на душу целебный бальзам -
Как из петли его вынимаю,
И течёт разговор по душам.
Ах, Серёга, любимый Серёга!
До чего ж ты родная душа,
Неспроста в моём сердце тревога,
Поселилась, бессмертно дыша.
Так близка мне тоска твоих песен,
 «Яблонь дым», чувств высоких накал,
 Мне твой мир до того интересен.
Будто всё это я написал.
Будто всё это было со мною.
 Но не в этой жизни, а в той,
Что закончилась страшной петлёю.
Отпылав, как "пожар голубой".
Вечно жить на земле невозможно,
Отпоют и мои соловьи,
Отчего ж на душе так тревожно,
Когда слышу я песни твои?
Отчего в моём сердце тревога
Поселилась бессмертно дыша?
Не твоя ль в моём теле, Серёга,
Страждет вечно живая душа?
 
***
 
Не говори ты мне, что я трагический поэт:
Мне в этой жизни быть не надоело.
Я обманул судьбу, я пережил себя,
Мне есть и будет до всего на свете дело.
 
***
Мне нравится постоянство,
Когда каждый день на одном
И том же углу, женщина
Продаёт пирожки.
Мне нравится постоянство,
Когда каждое утро в окно
Врываются солнечные лучи
И щебетанье птиц,
Но мне не нравится постоянство.
Когда ты каждый день
Повторяешь одни и те же фразы.
Это заставляет меня думать,
Что все мы всего лишь
Биологические роботы.
 
 * * *
Когда я стою в очереди за хлебом.
Я чувствую себя червем,
Когда я спешу на работу,
Я чувствую себя рабом.
Когда на меня кричит начальник,
Я чувствую себя зверем.
Когда я пишу стихи,
Я чувствую себя человеком.
 
Категория: Стихи. | Добавил: BLAGOVESCHENSKY
Просмотров: 858 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
avatar