Понедельник, 19.11.2018, 00:41
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » Публицистика » Из писательского архива

"Кризис экономики или духа?". История публикации

Где-то в начале 90-х годов я начал вести свой архив рукописей газетных публикаций. До этого времени все материалы, которые я писал для публикации в газетах, создавались в одном экземпляре, который отдавался в редакцию. Когда материал выходил в номере, и удавалось купить этот номер, что случалось не всегда, я сохранял его в своем архиве. Так в нем накопилось десятка четыре номеров разных газет с публикациями. Я их хранил в отдельной папке с надписью «Мои газетные публикации». После переезда в Белоруссию, в один день я обнаружил, что папка с газетами пропала. И на каком этапе это случилось, не могу даже припомнить. Из многочисленных публикаций осталось несколько ксерокопий, сделанных мною в свое время в Кишиневе. Среди них эта памятная для меня статья «Кризис экономики или духа?» в газете «Труд».

Тот, кто не писал подобных материалов, вряд ли поймет, что это значило для автора в его положении. Когда я писал эту статью, я понимал, что у меня появятся неприятности и враги после ее публикации, но не на столько, как это случилось. Петр Рашков, журналист газеты «Труд», которому я дал этот материал перед ее публикацией предупредил меня, что у меня будут сложности после ее публикации, раньше газета могла как-то защищать своих авторов, а сейчас таких возможностей нет, и я могу отказаться от публикации. Частично, но далеко не все, то, что происходило с автором после, позже было описано в третьем действии пьесы «ЛЖЕЦ». Подробности всех моих перипетий знала кроме самого меня еще моя супруга, которой, к сожалению, давно нет в живых.

О выходе статьи в газете я узнал, как часто это бывало, от коллеги, в этот раз своего шефа, начальника технологического бюро Котовича Василия Устиновича. Мы стояли с ним на антресоли в инструментальном цехе, и он спросил меня о какой-то статье. До меня не сразу дошло, о чем речь. Оказалось, что моя статья в «Труде» уже была у всех на устах.

Неприятности начались с того, что против меня настроили весь коллектив цеха. Людей запугали тем, что »Молдиз», который в то время давал заводу заказы, разорвет свои отношения и завод останется без работы. Зарплату, о которой писалось в статье «Молдиз» вскоре выплатил, за исключением автора скандальной статьи. Профсоюзная организация завода, в которую я обратился за защитой, меня не защитил, и я обратился в суд на Ботанике. Дело было настолько вопиюще, что я не сомневался в его исходе.

Тем временем администрация завода и «Молдиз» сделали ряд усилий, чтобы оправдаться в глазах общественного мнения. Начальник инструментального цеха нашел некую журналистку Екатерину Семенову, если мне не изменяет память, таково было ее имя, бывшего работника завода «Сигнал», (она работала в одно время в редакции заводской радиогазеты) и она с диктофоном устроила мне «интервью», пристрастный допрос. Вопросы, которые она задавала, сводились к тому, чтобы запутать меня и выбить фразу о том, что факт невыплаты зарплаты, это плод моего воображения. После нескольких резких моих ответов она сказала, обращаясь к сидевшему рядом начальнику цеха С. Билику: «Всё, мне нечего писать». Но статью она все же сочинила. Петр Рашков потом мне рассказывал, что они отказались печатать статью от имени администрации цеха, после чего, то ли из администрации президента, то ли сам Мирча Снегур звонил и требовал опубликовать материал. В результате он вышел в правительственной газете «Независимая Молдова». На ее редактора давить оказалось легче.

Зарплату мне все же выплатили. На первом заседании суда, на которое ни от завода «Сигнал», ни от «Молдиза» не явился представитель, Судья сказал: «Что-то мне непонятны эти отношения «Молдиза» и завода». Там конечно, многое было «непонятно» с точки зрения законодательства. Поэтому в разбирательстве не заинтересован был ни «Молдиз», ни администрация завода. И в один день начальник цеха сказал мне: «Мы выплатим тебе зарплату, забери заявление из суда». Я согласился с условием: «Сначала деньги, потом отзыв заявления».

В мае 1995 года, я ушел с завода после 9-ти лет работы на нем по сокращению штатов на биржу труда. Оставаться работать на нем не было смысла по экономическим и психологическим соображениям.

Мой приятель Борис Куделин уже после того, как он перебрался на жительство из Кишинева во Францию (это было его давнишней мечтой), услышав мою историю об этих днях, сказал: "У тебя был шанс эмигрировать из страны по политическим причинам, если бы я был на твоем месте, я бы так и сделал". Каждому свое.

Такие были времена. Оглядываясь на прошедшие 24 года со времени становления нашего родного капиталистического общества, можно сказать, что есть «прогресс» в этом. Если раньше капитал создавался тем, что людям можно было не выплатить зарплату, подержать деньги на счете в банке, то сейчас просто можно увести из банка несколько, миллиардов, обанкротить банк или предприятие и уехать жить в Лондон, в Таиланд, или на Мальдивы.

Вы можете прочитать эту статью, кликнув по изображению ниже и раскрыв его кликом до истинного размера в отдельном окне. Передвигайте изображение в окне с помощью клавиш «вверх», «вниз», «вправо», «влево» или мышкой. Последняя колонка на ксерокопии, получилась с изъяном, поэтому, чтобы вы не портили свое зрение, я повторил ее текстом ниже изображения. Пишите свои отзывы и комментарии. 

 

Почти год В. Кравченко пытался выправить положение, однако, так и не наладив отношений с «Молдизом», мало чего добился. Предприятие все больше погружалось в долговую яму. Люди устали от хронического отсутствия работы и решили: лучше уж пусть старая администрация «Молдиз», нежели безработица и голодная смерть. И в апреле нынешнего года Ю. Першин «по просьбе коллектива» стал директором завода, а первым его замом – В. Морозов.

Сейчас администрация то ли в благодарость за то, что коллектив вернул ее в свое кресло, то ли в отместку за то, что перед этим попросил из них, выполняет свои обязанности из рук вон плохо. Сокращение численности работающих как было, так и осталось основным методом борьбы с финансовыми трудностями.

Странная жизнь у нас сложилась. Я имею ввиду не только завод, но и страны Содружества (СНГ). У нас все имеется: мощный экономический потенциал, производительные силы, сырье, но все либо простаивает без работы, либо крутится вхолостую. Мы все безработные, хотя у нас слишком много работы всякой. Но те, кто должен за нее платить, не хотят расставаться с деньгами. А те, кто должен ее делать, не желают влачить нищенское существование. Экономисты или политики такое состояние называют кризисом экономики. На мой же взгляд, у нас, прежде всего, кризис духа, а потом все остальное. Все желают жить хорошо. А есть еще часть людей, которые желают жить лучше всех любой ценой. Когда я думаю об этом, то прихожу неизменно к мысли, что октябрьский переворот 1917 года в России был не ошибкой истории , как некоторые считают, а явлением закономерным. Ведь, что не говори , а известное выражение «низы уже не хотели, а верхи не могли жить по-старому» имеет свою подоплеку. Но жизнь нас, грешных, ничему так и не научила. Вместо цивилизованного общества, к которому мы вроде бы устремились, мы все больше приближаемся к тому, от которого пытались убежать вместе с Лениным в семнадцатом.

Категория: Из писательского архива | Добавил: BLAGOVESCHENSKY (20.02.2018) | Автор: Борис Благовещенский E W
Просмотров: 70 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar