Суббота, 23.09.2017, 21:17
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » Публицистика » Литература и жизнь

"Цена бессмертия". История первой публикации

Не каждый автор может рассказать историю достойную внимания читателя о каком-то своем произведении, так сказать, рассказ о рассказе. У меня таких историй столько, сколько самих произведений. С того момента, когда писатель поставил последнюю точку в своем произведении, оно начинает, как человек, жить своей жизнью и с ним происходят разные истории. Путь от рождения рассказа или стихотворения до публикации у каждого свой, как судьба у каждого человека. Если писатель написал рассказ или роман и положил его в стол, это произведение мертвое. Произведение начинает жить только тогда, когда его начинают читать. После того, как его начинают читать, (не имеет значение в рукописи или в печатном виде) с ним начинают происходить события. Его могут хвалить ругать, править, публиковать или сжечь. Последнее случается не так уж и редко. Предание произведения огню означает его кончину или смерть. Выражение известного персонажа: «Рукописи не горят» из романа Михаила Булгакова иногда бывает справедливо, а иногда лживо. Всё зависит от судьбы писателя и его произведения. Рукописи горят и очень хорошо. (Говорю вам как человек, испытавший это на себе. Кому это интересно может прочитать здесь. ) Но сегодня я решил рассказать другую более короткую и, может быть, более счастливую историю первой публикации. Рассказ «Цена бессмертия» был написан мною 12 февраля 1998 года, если верить дате, поставленной мною в сохранившейся рукописи. А я верю ей, потому что привычка ставить дату после того, как закончил то или иное сочинение, была у меня с тех пор, как появились сами сочинения. Идея этого рассказа, носилась в моей голове давно. И исходила она из того, что во всех фантастических книгах, которые я читал, физическое бессмертие людей было привилегией избранной касты. Почему так? - задавался я вопросом. Я считаю, что это очень, мягко говоря, негуманное, ошибочное и вредное мнение фантастов. Не знаю, сколько замысел рассказа я еще носил бы в своей голове, если бы не случай. Однажды я сидел и смотрел новости по телевизору. И вдруг показывают сюжет о некотором человеке, доктор он или фармацевт уже не помню, который изобрел какое – то эффективное лекарство от рака. Само сообщение уже было сенсацией. Но меня потрясло не это, а сам изобретатель и его сознательность. Он говорил о том, что его сейчас заботит то, как сделать так, чтобы изобретенное им средство было доступно всем больным, и чтобы никто не зарабатывал на этом деньги. Слышать такое в наше время, когда вся медицина и медицинская промышленность наживается на болезнях и страданиях людей, согласитесь, необычно. Это было последним толчком к тому, чтобы я сел за стол и за несколько часов написал рассказ «Цена бессмертия». Больше я ничего не слышал ни о сенсационном открытии, ни об этом необычно мыслящем изобретателе лекарства от рака. Как будто этот сюжет был показан специально ради меня. Это не единственный случай, когда телевизор подсказывал мне идею какого-то сочинения или был толчком для его написания. Это случается потому, что мозг творческих людей, находящихся в поиске, настроен на определенную информацию и схватывает на лету то, что ему нужно. Хотя могут быть и другие объяснения. Прошло почти 20 лет с тех пор. Больше я ничего не слышал об этом создателе лекарства от рака. Люди как умирали от рака, так и умирают, а рассказ мой живет своей жизнью. В отличии от других моих сочинений он пролежал в столе немногим более полугода. В 1998 году у меня еще не отбили охоту сотрудничать с газетами. Одной из этих газет была «Деловая газета». В ней в свое время были опубликованы такие мои статьи, как «Кто станет спонсором будущего классика?», (21.07. 1993), «Молдове нужны Жюли Верны в литературе, а не в политике» (10.04 1998). Последней публикацией я был очень расстроен, потому что редакция без моего согласия не только изменила мое название, но и допустила большую отсебятину в тексте, разрушившую цельность замысла моего материала и написала то чего мне вовсе не надо было. Я выразил письменно им свое недовольство и вскоре после этого зашел в редакцию с рассказом «Цена бессмертия». Это была единственная моя надежда опубликовать этот рассказ. В то время автору, пишущему на русском языке, свои произведения, тем более фантастические, предлагать было некому. Единственный литературно-художественный журнал «Кодры» еще не умер, но и существовал условно, превратившись в издание для узкого круга авторов и читателей. Газеты даже в самые лучшие времена, если печатали художественные рассказы, то только живых классиков, а о фантастике и думать было нечего. Времена, когда в газетах печатали фантастические романы ушли в прошлое, если не при жизни Жюля Верна, то чуть позже. Правда, был случай, один рассказ вашего покорного слуги перевели и напечатали на румынском языке в еженедельнике «Cэптэмына» («Неделя»), но с тех пор прошло четыре года и в этой газете тоже закрыли рубрику фантастики под названием «Желтая субмарина». Такая редкая возможность публикаций никак не могла стимулировать написание новых художественных произведений. «Деловая газета» тоже не была изданием для художественных произведений. Само название «Деловая» уже говорило о том, что это газета для деловых людей, а не для мало кому известных сочинителей беллетристики. Тем не менее, в газете была замечательная рубрика «Чтиво», и в ней раз в неделю по пятницам на всю газетную полосу печатался какой-нибудь остросюжетный рассказ. Авторы этих рассказов были очень известные, или вовсе неизвестные ( по крайней мере мне) писатели с иностранными фамилиями. Я перечитал несколько рассказов и подумал, что мой рассказ «Цена бессмертия», скромно говоря, ничем не уступает ни одному из этих рассказов. Достоинством его было то, что он был очень коротким, динамичным и с неожиданной концовкой, будто писаный на заказ для такой страницы. Почему бы его не напечатать на этой самой престижной странице газеты? Помню, я зашел в редакцию газеты по какому-то делу, возможно получить гонорар за публикацию. В офисе в тот день находились журналист Валентина Ушанская и главный редактор Анатолий Дашкевич. После минутного разговора с Валентиной Ушанской я уже намеревался уйти, но вдруг решаюсь задать вопрос Дашкевичу: рассказ не возьмете для газеты? Он решительно: «Нет, нет, рассказов не надо». Потом вдруг: «А он у вас с собой? Ну покажите». Он тут же пробежал бегло по первой из протянутых машинописных страниц и говорит: «Ну, ладно, оставьте, посмотрим». Не помню, сколько прошло времени после этого разговора. Второго октября 1998 года с эффектной иллюстрацией художника Александра Хмельницкого рассказ появился в номере газеты. Этот номер, к сожалению, пропал у меня вместе с другими моим публикациями, но сохранилась электронная копия, которую вы можете не только увидеть, но и прочитать весь рассказ. Вот такая история. К сожалению, в том же 1998 году газета была продана другому хозяину, а вскоре вообще куда-то исчезла. Гонорар за этот рассказ мне так и не выплатили. Но это. как говорит ведущий в известной телепередаче, уже другая история.

Категория: Литература и жизнь | Добавил: BLAGOVESCHENSKY (17.07.2016)
Просмотров: 200 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar