Среда, 20.09.2017, 14:15
Борис Благовещенский 
официальный    сайт   писателя
 
Главная » Публицистика » Общество и политика

ОДНА земля ПОД нами

Почти вся республика была в шоке после событий в столице 7 и 10 ноября. В глазах и душах людей поселилась тревога: что будет завтра? Снова раздавались призывы к забастовке. Но почему же именно сейчас, накануне выборов в местные Советы, когда перестройка открыла возможности для открытой политической борьбы, кому-то снова хочется форсировать события? Ведь только в открытой борьбе взглядов и мировоззрений, а не в грубой силе могут быть найдены пути решения проблем, появятся новые общественные и государственные деятели. Не грубая сила, а высокая работа коллективного разума нужна нам сегодня.

Посмотрите, как проходил второй Съезд, народных депутатов СССР. Настоящее соревнование умов, выдержка и самообладание в союзе с личным обаянием депутатов рождают приемлемые решения. Разве это не пример и не способ разрешения сегодняшних проблем в правовом государстве?

Казалась бы, что на фоне испытываемых нами социально-экономических трудностей не может быть более неподходящего момента для национальных распрей, чем сейчас. Парадоксальность сложившейся ситуации состоит в том, что предкризисное состояние общества вынудило нас перейти к экономическим и политическим реформам в союзе с гласностью. Благодаря гласности все разом прозрели, причем каждый по-своему. В условиях товарного дефицита многие начали оглядываться по сторонам в поисках виновников отравленной почвы, вырубленных виноградников, пустых прилавков, деградировавшего языка и обнаружили, что в Прибалтике во всем виноваты русские, в Молдавии — мигранты, в России — евреи и т. д. Значит, если от них избавиться, то всем станет хорошо. Многие не хотят замечать, что большинство тех же «мигрантов», «русских» и «евреев» живет так же небогато, как и население, давшее название той или иной республике. Слава Богу, оглядываясь все дальше на Запад и Восток, мы в последнее время начали: понимать, что и там тоже есть и мигранты, и эмигранты, но, тем не менее, уровень жизни у них почему-то выше, чем у нас. Значит, дело не в мигрантах, а в чем-то более существенном.

В течение последнего года столько произнесено речей, и все же не только автору этих заметок, суть спора кажется абсурдной. Ведь ни одна из сторон не осознает до конца, что иноязычное население республики не виновно в том, что оно проживает в Молдавии, как и молдаване не виновны в плачевном состоянии своего языка.

Не буду дальше развивать эту мысль. Каждый должен дойти до нее собственным умом. Но странно было бы ожидать от любого народа, что он будет равнодушно смотреть, как исчезает его язык, и так же странно и наивно было бы ожидать, что полтора миллиона немолдаван вдруг бросят все, что заработали они и их предки на этой земле и бросятся в путь в поисках того, что здесь оставляют.

Думаю, некоторые читатели, привыкшие к категоричным суждениям, недоумевают: на чью же мельницу он воду льет? Но обязательно ли лить воду на чью-то мельницу? Уж если лить на чью-то мельницу, то лучше на общую. Но в том-то и дело, что в пылу страстей и обид мы часто забываем, что все мы люди-человеки, и у всех у нас одна общечеловеческая цель: выжить на этой планете, сохранить ее для дальнейших поколений во имя вечного существования Разума. А разве может выжить разум, если одна половила человечества будет чинить насилие над другой? И если разум такого народа выживет, то, будет ли это разум? Если в мире победит сильное — но жестокое, разумное — но антигуманное? Впрочем, думается мне, антигуманное уже не может быть разумным.

Не собираюсь скрывать свои сомнения и терзания в оценке межнациональных конфликтов. Я уверен, что сейчас многие люди испытывают в себе борьбу общечеловеческих чувств с национальными. Как совместить в себе такие разные чувства, как любовь к женщине (мужчине) с чувством единения, со своим народом под натиском все усиливающейся агитации, если любимое тобой существо другой национальности? Если вы улыбаетесь этому вопросу — у нас еще есть надежда на выживание!

Человек изначально был существом свободным и зависел лишь от природы. Доисторический наш предок не знал никаких границ, пространство для него было ограничено лишь способом его передвижения. Понятие территории и границы возникло вместе с языком. Когда встречались представители разных племен, которые не могли объясниться друг с другом, из-за разных своих языков, то это было первым признаком того, что перед тобой чужеземец. Один из парадоксов развития человечества состоит в том, что чем больше развивались человеческий интеллект и общество в целом, тем больше ограничений накладывалось на членов этого общества. В ХХ веке мы стали осознавать это и начали возвращать человеку его права.

Осознание того, что человечество на Земле есть уникальное мировое явление, что превыше всего сейчас общечеловеческие проблемы, ставит человека еще на ступень выше по отношению к остальной части Природы. И когда человек говорит, что нельзя построить счастье одних на несчастье других, это и есть проявление самого высокого сознания. Но как же совместить в себе каждому из нас это общечеловеческое счастье с личным, национальное с интернациональным? Думаю, что к полной гармонии этих понятий в нашем сознании человечеству идти еще не один десяток лет. Духовное созревание человечества — самый длительный процесс в его развитии, его можно замедлить или ускорить, но нельзя искусственно форсировать угодными нам темпами.

Законы развития цивилизации запрограммированы самим многообразием жизни, многообразием культур и народов, и наши собственные законы должны служить прогрессу всего человечества, а, значит, и каждого отдельного народа. Когда я слышу, как некоторые провозглашают: «Эстония — для эстонцев», «Молдавия — для молдаван», то не могу не думать, что мышление этих людей находится на уровне средневековья. Ведь это одновременно означает, что Россия — для русских, Украина — для украинцев и т. д. Ничего плохого в этом вроде бы и нет, но не отбросит ли нас еще одно «великое» переселение народов на столетие или два назад? Призывающие к этому берутся решать судьбы всех народов и ограничивают прежде всего свой народ, ибо еще во времена Марко Поло в каждом народе находились мало-мальски образованные люди, которых интересовали и привлекали другие страны и народы.

Можем ли мы сейчас, когда время спрессовано в атом, когда тысячекилометровые расстояния превратились в минуты, когда информация стала хлебом человеческого разума, когда новая идея, мысль стоит иногда десятилетий или целой жизни, ради эгоистических амбиций замыкаться в собственных принципах? Подобный карантин нации ведет не только к физической, но и к духовной изоляции. Люди, которые боятся «чужеродной» культуры, обрекают свою нацию на духовное обнищание… Что было бы, если бы человечество слепо следовало диким запретам на смешанные браки, а не природным инстинктам и чувствам? Думается, что оно не только не умножило бы свой генетический фонд, но превратилось бы в общество дегенератов. Иными словами, миру не явились бы ни Пушкин, ни Эйнштейн, ни многие другие личности, благодаря гению которых человечество достигло вершин своего развития.

Каждый народ естественен в своем желании остаться самим собой, сохранить свою культуру, язык, традиции, подобно тому, как каждый человек хочет быть самим собой и никем другим. Но ведь все существует во времени, нет ничего неизменного, все подвержено взаимовлиянию и так называемая монокультура, это не прихоть горстки философов, а неизбежный результат прогресса цивилизации. Черты этой монокультуры уже сейчас проглядывают и в архитектуре, и в живописи, и в музыке. Стремительный прогресс цивилизации привел к взаимопроникновению культур разных народов, к стиранию граней между ними. И дальше этот процесс будет нарастать. Другого пути у нас под грудой навалившихся проблем, просто, нет. Рационализм давно стал законом, обуславливающим наше выживание. Уверен, что как бы ни стремились народы замкнуться в своих границах, чтобы каждому сохранить свой язык, человечество придет к единому общечеловеческому языку. У человечества осталось не так уж много времени, чтобы решить все надвигающиеся на него глобальные проблемы, а многочисленность языков уменьшает скорость обмена информацией. Быть может, существуй на земле не несколько тысяч языков, а хота бы два языка, мы бы уже сегодня достигли желаемого прогресса в науке и технологии и в XX веке вместо недальновидного поворота рек осваивали бы далекие планеты, вместо гипотез о загадочных НЛО, вели бы диалог с братьями по разуму в других мирах… Но, как сказал поэт: «Жизнь — это вечная игра». В ней нет ничего случайного. Возможно, в многообразии языков заложено условие выживания разума на планете: успеет (сумеет) человечество прийти к общему языку, значит, выживет; не успеет, значит, вечная игра прекратится…

Существование одного общего языка, каким сегодня является русский в СССР, есть необходимое условие нормального функционирования многонационального государства. За годы существования СССР произошло то, о чем писал В. И. Ленин: «…Потребность экономического оборота всегда заставит живущие в одном государстве национальности (пока они захотят жить вместе) изучать язык большинства».

И сегодня было бы не шагом, а десятью шагами назад, если бы все народы, населяющие страну, отказались от применения русского языка. Что бы там не говорили о русификации, но то, что население государства, занимающего одну шестую часть суши планеты имеет один язык, дающий возможность любому своему гражданину чувствовать себя независимым от языков остальных народов, находясь в любом уголке страны, есть большое достижение и преимущество, почувствовать которое они смогут, лишь лишившись его. То, что сегодня во многих республиках принимается свой государственный язык, тоже является шагом назад, но такова воля народа, с которой никогда нельзя не считаться. И реальное двуязычие в каждой республике — это единственный выход для всех национальностей на сегодняшний день.

Зачастую, стараясь пробудить национальные чувства, некоторые люди спекулируют айтматовским образом манкурта, пытаются убедить, что человек, оторванный от земли, на которой он родился и вырос, как говорят, «человек без корней», уже вовсе и не человек, во всяком случае, менее человечен, Смею возразить, что это далеко от истины. А как же тогда такие личности, как Бенуа, Монферран, Расстрелли, Бернардацци, наконец? Они ведь тоже были люди «без корней», но своим творчеством прославили не только Россию, но и свою Францию, Италию. Видел, с каким восхищением смотрели французы в Исаакиевском соборе на бюст своего соотечественника Огюста Монферрана, сотворившего величественный памятник культуры в бывшем Петербурге.

Подобных примеров из истории можно привести множество, но давайте посмотрим лучше друг на друга, на тех, кто трудится рядом с тобой, со мной. Молдаване, украинцы, русские… Разве у нас не одни и те же корни, разве мы не выросли на одной Земле?

Дело не только в корнях, но и в том еще, что впитал через эти корни — добро или зло, человечность или бесчеловечность. Конечно, Родина — это, прежде всего отчий дом и все то, что ты видишь с его порога. Чем дальше уходишь туда, за горизонт, тем больше незнакомым и чужим кажется мир. Не всякий отважится покинуть родные места. Не хотелось покидать их когда-то и мне, хотя в молодости неведомое притягивает сильнее всего. Но жизнь сложилась так, что родился в России на восточном ее рубеже, вырос на Украине, а вторая часть. прожитых лет прошла в Молдавии у западных рубежей нашей общей Родины. Учиться говорить начал на украинском — языке отца, позже вместе с ним познал русский, язык матери, который открыл мне широкую дорогу к духовным сокровищам других народов. Когда в своих юношеских стихах, находясь в составе студенческого строительного отряда в тюменской тайге, писал: «Там, дома, в пахнущей садами веселой Украине, лучисто спелыми плодами шагает лето ныне, там у степной дороги пыльной звенит колосьями пшеница…», вовсе не думал расставаться с ней. В Молдавию согласился поехать потому, что. здесь такой же народ-труженик, как и тот, среди которого прошли мое детство и юность, что никто никогда не напоминал мне о моей национальности и себя никто никогда не противопоставлял другим, не чувствовал себя чужим в многонациональном окружении.

Люди веками преодолевали барьеры, протягивали друг другу руки. Под нами одна земля, над нами одно небо и одно солнце. Разве можно их рвать на части?!

27 января 1990 г.

Категория: Общество и политика | Добавил: BLAGOVESCHENSKY (20.06.2017)
Просмотров: 19 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar